Приветствую всех на авторском сайте писателя Натальи Гурмеза!Здесь вы можете найти информацию обо мне, моих книгах, а также знакомиться с моими  новыми статьями, рассказами и размышлениями! 

Мне 50...

Я помню, у нас на улице жили одни мальчишки, и я одна девочка и все дни напролёт мы играли в прятки, казаки-разбойники, а вечерами, при свете уличного фонаря, в испорченный телефон или слова. А на лето, к соседям через забор, еврейским бабушке и дедушке привозили из Львова девочку Зою и на целых три месяца у меня была подружка для игр с балеринками, малюсенькими куклами, которым мы шили платьица самыми настоящими иголками и устраивали им домик в картонной коробке. Бабушка Дора кормила Зою оладушками, аромат которых каждое утро распространялся на всю улицу, а когда вышел фильм «Семнадцать мгновений весны» я нахальничала и просилась к ним смотреть каждую серию. Телевизора у нас тогда не было.

Помню, мама работала в двух минутах ходьбы от дома и я, дошкольница, бегала к ней в контору и чтобы начальство не видело меня, пряталась у неё под столом.

Помню, в нашей церкви, на одном из четверговых служений  мне на голову упало счастье, двух-цветный карандаш. Я ужасно обрадовалась, но посмотрела наверх и увидела, как две большие девочки на балконе грозят мне кулаком. Я ещё подумала, что  подумаешь, они же уронили, теперь карандаш мой. Но мама так посмотрела на меня, что я со слезами на глазах отложила красно-синее, отточенное ножом счастье, в сторону.

Как-то летом меня и сестру побрили налысо, чтобы волосы густые были. Мне в сентябре в школу, а я, лысая, бегаю по улице. Вряд ли такой метод на самом деле был эффективен, но позже, в молодости мне ни в одной парихмахерской не хотели делать модную на то время химическую завивку. Да, и, по сей день волосы у меня остаются необычайно густыми.

Помню шикарную библиотеку в школе и как я лазала по лесенке к верхним полкам, чтобы найти хорошие книги.

Помню как в Новогодние праздники, мне тогда наверное, шесть или семь лет было, я вдруг поняла, что я грешница и долго стояла на коленях в комнате и плакала навзрыд, умоляя Бога простить меня.

Помню, мальчики в школе предлагали свою дружбу и отправляли через школьных подружек записочки, что-то вроде «Ну, ты сама понимаешь, да или нет? Подчеркни и передай обратно.»

Помню, как в церкви организовался хор для младшей молодёжи, и я очень хотела туда ходить, но по возрасту меня не принимали.

Помню переполненный зал во время богослужений, и как люди стояли по два и более часов на ногах, так как не было свободных сидячих мест. Мне недавно приснилось, что я стою в этом зале...

Помню, как мы с молодёжью ездили в сёла, посещали маленькие церкви и это было нашим служением, хотя сейчас я понимаю, что мы до конца не представляли себе ни ценности, ни важности того, что мы делали.

Помню, как молодой человек встречал меня после работы с букетом моих любимых хризантем в руках, но этот молодой человек был очень стеснительным и держал букет головками вниз, да так мне их и протянул. Через несколько месяцев он предложил мне выйти за него замуж и ещё через два месяца мы сыграли свадьбу.

Помню, в ночь перед свадьбой после того, как украсили свадебную палатку я с подружкой приехала переночевать ко мне домой, но оказалось, что в двухкомнатной квартире негде было ногой ступить без того, чтобы не наступить на приехавших на свадьбу гостей. Гости спали на всех диванах, креслах и на полу. Нам осталось место на полу только в крохотной кухоньке, где мы и примостились, постелив себе зимнее пальто.

А ещё в ту ночь было землетрясение, но мы настолько устали, что выглянули в окно, посмотрели на полуголых людей, толпившихся между пятиэтажками, переглянулись и легли обратно.

А ещё в ту ночь, где-то далеко, затонул пароход «Адмирал Нахимов».

Помню, как мне приснилось, что по стене размазаны останки птицы, я ясно видела птичьи лапки на обоях, а через неделю, на 12 неделе беременности у меня случился выкидыш. А всего у меня было три выкидыша.

Помню, как я в первый раз прижала к себе своего первенца и меня пронзила сильная мысль, что так как я люблю своего ребёнка, никто на свете никого не любит.

Помню, как я прогуливалась в первый раз по берегу океана, слушала его мощный гул, а потом пошёл дождь, но я не убежала, смотрела в тёмную полосу горизонта, где слились вместе вода небесная и вода земная и поняла, что влюбилась в океан.

Помню, поздним зимним вечером от причинённой обиды я рыдала в машине, с трудом различая дорогу сквозь слёзы и сильные струи дождя по стеклу и не понимала, куда я еду и для чего, и тогда я услышала: «Дочь моя, почему ты плачешь?» «Отец, мне так больно... так больно...» «Не плачь, Я же с тобой!» И я перестала плакать.

Помню, я держала в руках тоненькую книгу, глупо улыбалась сама себе и во мне никак не приживалась мысль, что именно я являюсь её автором.  

Помню, как вечерами, после того, как сыновья засыпали, я переползала на коленях от одной кровати  к другой и молилась за каждого из них и еле-еле, чтобы не разбудить, касалась волос и целовала, потому что они уже были большими (в 10-то лет!) и не позволяли себя целовать.

Помню, в каком переживании и тревоге я провела вечер, когда мой сын, закрывая за собой входную дверь, сказал: «Мама, молись за меня, я иду разговаривать с отцом моей девушки и буду просить у него её руки». Как же мне не переживать? Мой малыш, застенчивый мальчик, становится мужчиной, принимает на себя ответственность за другую жизнь.

Помню, когда в первый раз взяла на руки новорожденного внука и заплакала, может это мой маленький сынок вернулся ко мне?

Сколько же всего было, и слёз,  и смеха, и планов, и разочарований, и криков, и тягостного молчания, и поцелуев, и обид, и встреч, и пустых слов... сколько пролито дождей, сколько просыпано снега, сколько засохло цветов, сколько выпито кофе и сколько выплакано молитв...

И вот мне 50...

 

Россия, Молдавия, США, Украина... и Бог...

Россия, Молдавия, США, Украина... и Бог...

Лишь Благодать...

Лишь Благодать...