Приветствую всех на авторском сайте писателя Натальи Гурмеза!Здесь вы можете найти информацию обо мне, моих книгах, а также знакомиться с моими  новыми статьями, рассказами и размышлениями! 

Мои, Такие Разные, Дети...

Мои, Такие Разные, Дети...

«У нас двое сыновей, мы их воспитывали одинаково. – жалуется один папа, - Почему же наш старший сын не такой послушный, как младший?» « Я им всем одинаково читала, ко всем одинаково относилась, всем дала одинаковую возможность для образования, почему одна из моих девочек так отличается от своих сестёр?» - с отчаянием спрашивает мама пятерых дочерей.

Так в чём же причина, что живя и воспитываясь в одной семье, дети по разному воспринимают родительское воспитание и заботу о них?

Всё очень просто, потому что все дети разные. Дети разные, даже если родились от одного папы и одной мамы. В них течёт родственная кровь, они росли под одной крышей, им читались одинаковые книги, но все они абсолютно разные. У них могут быть похожие черты лица, у них могут быть одинаковые привычки, поскольку они воспитывались одними и теми же родителями, они могут делать много одинаковых вещей. Например, девочки могут готовить точно такое же жаркое, как их мама, а мальчики будут увлечены тем же видом спорта, что и папа, но тем не менее, все дети разные. У них разный темперамент, у них разное восприятие окружающего мира, они по разному думают, по разному реагируют на ту или иную ситуацию. Такими их создал Бог. Каждого ребёнка Бог создал личностью, человеком не похожим ни на кого остального.

К сожалению, некоторые родители забывают об этом и обращаются со своими детьми по одному принципу; применяют к ним одинаковые методы воспитания, наказывают одинаково, одинаково учат и т.д и т.п. Именно это является первой и главной ошибкой, которую совершают молодые родители, и когда то я сама попалась в эту ловушку.

Я росла в основном в женском окружении. Кроме мужчины-папы меня окружали мама, бабушка, младшая сестра. И с маминой и с папиной стороны у меня были только тёти. А я всегда мечтала иметь брата. Но брата мне Бог не дал, Он подарил мне четверых сыновей; Валентина, Дмитрия, Константина и Александра. Поэтому имея в семье детей одного пола, мне было легче наблюдать и видеть разницу между детьми и их развитием.

Сегодня я хочу написать об одном из своих сыновей, естественно с его любезного разрешения.

Дмитрий - второй сын в семье. Младенцем любил манную кашу, мог тянуть её из бутылочки бесконечно. Широко и ясно улыбался и на пухлых младенческих щёчках появлялись ямочки. Как все мальчики играл машинками, любил футбол. Но всегда был очень тихим, застенчивым и домашним ребёнком. Помню его первую неделю в детском саду. Тогда ему было чуть больше двух лет. Я оставляла его с воспитательницей и быстро уходила, чтобы не слышать, как он плачет. Приходила за ним через два часа и всегда находила его в том же положении, в каком оставляла. Два часа он сидел не двигаясь на одном месте и плакал. В четыре года он заболел бронхитом и мы положили его в больницу. После ежедневного посещения  я уходила, он оставался, уже не плакал, но смотрел мне вслед таким взглядом, что я не забуду этот взгляд до конца жизни. Он мало и тяжело разговаривал и мне пришлось водить его к логопеду.

Тот год, первый год в школе вообще был сложным для него, из-за  застенчивости, проблем с речью и... моих ошибок. Это я теперь, с высоты пройденнных лет понимаю это.

Валентин, мой первый сын, учился в школе легко, играючи, не прилагая к этому абсолютно никаких усилий и получая свои законные четвёрки и пятёрки. Домашние уроки выполнял за несколько минут, царапая своим невозможным почерком в тетрадках от которого и я, и учительница приходили в ужас. Но поскольку несмотря на безобразный почерк, задания были выполнены правильно и без ошибок, то и особых  мер мы не принимали, кроме того, что покачивали головами или переворачивали глаза. И это при том, что я не сидела рядом с Валентином ни одной секунды. Он всегда знал, что и как делать. С поведением у него были некоторые проблемы, почти каждый день в дневнике был отмечен красными чернилами. Впрочем, это были проблемы лёгкого, хулиганистого плана, девочку за косичку дёрнет, пробежит по коридорам, напишет контрольную раньше всех и вместо того, чтобы сидеть тихонечко, отвлекает других. 

Вообще, родительское воспитание и отношение к своим чадам отчётливо проявляется именно в тот момент, когда дети начинают ходить в школу. До тех пор все они под заботливым родительским крылышком и неустанной опекой. Но приходит момент и родителям приходится сдавать первый экзамен на предмет воспитания детей. И хотя чуть позже я подогнала свои оценки, выставленные жизнью, но на тот момент экзамен я провалила. Прочитав дальше вы поймёте, что я имею ввиду.

Когда Дима пошёл в первый класс, я, признаться, особо не переживала. Памятуя о том, как легко и без проблем учился Валик, я не присматривалась и не приглядывалась к тому, что учит, как пишет и как читает Дима. Пока, наконец, в середине первой четверти, его учительница не вызвала меня в школу. «Дима очень хороший, очень спокойный мальчик, но он не справляется с уроками и ему нужны дополнительные занятия.» Я была совершенно обескуражена и не понимала, что происходит. Конечно, я как мама видела, что он спокойнее, уравновешаннее, чем его братья, я даже называла его «медвежонок». Но мысль о том, что сын плохо учится, даже не приходила мне в голову. Он подолгу сидел над тетрадками, медленно читал и с трудом выполнял математические задачки. «Ну, что здесь такого сложного? – с раздражением спрашивала я, - положи тетрадку чуть набок, одной рукой придерживай левую сторону тетрадки, правой пиши. Тебе всего навсего нужно переписать то, что написала учительница». Мокрыми глазками он смотрел на меня и такое отчаяние читалось в детском взгляде, что я садилась, и сидела рядом с ним, пока домашнее задание не было выполнено. Иногда это могло тянутся по два-три часа. Внешне я была спокойна, но внутри меня всё бурлило, сколько времени я потеряла напрасно, и сколько всего я могла сделать по дому. Посоветовавшись с мужем, мне пришлось нанять репетитора, чтобы подтянуть ребёнка практически по всем предметам и вскоре он тоже получал те же четвёрки и пятёрки, что и его старший брат. Но если, чтобы получить такие оценки Валентину требовалось 15-20, самое большее 30 минут в день, то Дима тратил по три и более часов. 

Именно тогда я начала задумываться над тем, что мои мальчики совершенно разные. Именно тогда я начала проявлять больше внимания к каждому из них индивидуально. И хотя многое у меня не получалось и из того, что я запланировала, не осуществилось, я понимаю, что и тогда Бог продолжал учить меня, как мать, которой Он дал таких разных сыновей.

Когда я читаю книги по воспитанию, я думаю, как правильно всё написано, всё разложено по полочкам, но почему-то у меня это не работает. С моими детьми не работает. Их много, очень много разных книг, и все так складно написаны, делай так, поступай этак, говори то, но именно из-за того, что дети разные, то и подход к воспитанию должен быть разным. Книг, как воспитать ребёнка, должно быть в этом мире столько же, сколько детей.

Очередным подтверждением того, что у Димы характер другой, не такой как у его братьев, явилось наше совместное вступление в подростковый период. Детские специалисты говорят, что когда ребёнок «заболевает» подростковым возрастом, то и любящие родители болеют кризисом перехода из детства во взрослую жизнь вместе с ребёнком. Это следующий экзамен для родителей. Насколько было бы легче для мамы и папы, если бы дети в семье были совершенно одинаковыми, не так ли? Вы не смеётесь над этим тезисом «Родителям-одинаковые дети!» Тогда какими бы были мы с вами? И где бы мы были? В лаборатории по производству роботов? Конечно, не сказать что я, прямо таки, гребла своих детей под одну гребёнку. Я знала и видела, что все они разные. Но случаются моменты, когда индивидуальность ребёнка проявляется особенно ярко и сильно.

Когда мы переехали в Соединённые Штаты, Диме было 10 лет. Опять же и-за своей застенчивости, своей нерешительности долгое время он не мог найти себе друзей. (Впрочем, могу сказать, что и сейчас у него не так много людей, с кем бы он был близок). Примерно в 12-13 лет его характер начал проявляться во все своей полноте. На людях мальчик был очень спокойным, молчаливым, никогда и ни с кем не ругался. Окружающие его очень хвалили. Но дома он  был неузнаваем. Любые замечания сделаные мной или мужем воспринимались в штыки. «Вы ничего не знаете. Вы ничего не понимаете. Я вас слушать не хочу. Уйду в армию, подальше от вас. Уйду из дома вообще, чтобы вас не видеть. Вы меня не любите.» 

«Вы меня не любите.»- было главным и основным его аргументом. Он не хотел нас слушать ни в одном вопросе, огрызался, мог нагрубить. Мы не знали, что нам делать, как с ним разговаривать. Мы ругались с ним, пытались взывать к его совести и к чувству уважения к родителям, просили Бога дать нам родительских сил и терпения, мудрости и любви. Мне, как маме (женщины, как известно более эмоциональны, особенно матери, которые много времени проводят со своими детьми) казалось, что ко мне Дима относится крайне критично и негативно, хуже, чем к своему отцу. Поэтому сложившуюся ситуацию с сыном я переживала особенно остро, часто шла к нему в комнату, чтобы поговорить. Но как всегда бывало, не выдерживала, начинала плакать, просить прощения, просила объяснить, что я должна делать, чтобы изменилось его отношение ко мне. Он начинал плакать тоже: «Я не знаю, что со мной происходит. Прости меня, мама. Я хочу быть хорошим, но у меня не получается.» Мы становились вместе на колени, молились вместе и плакали вместе, но на следующий день всё повторялось по новой.

«Господи, - наконец сдалась я, - я больше не могу. Я не знаю, что мне делать, и как мне поступать. Я исчерпала все свои знания, способности и методы воспитания. Я выдохлась и понимаю, что сама ничего сделать не могу. Поэтому я передаю Диму в Твои руки. Ты создал его и Ты знаешь его лучше меня, поэтому, пожалуйста, делай с ним, что считаешь нужным.»

Надо признать, после того, как я поняла, что я ничего не могу сделать и больную ситуацию полностью отдала Богу, я успокоилась. Я не перестала молиться, не перестала переживать за Диму, но внутреннее спокойствие и уверенность, что Бог всё сделает, как нужно, давало мне сил жить.

Бог остаётся Богом, независимо от того, признают Его люди или нет. А тем более, если надежду свою они полностью возлагают на Него. Никогда не разочаруется человек, надеющийся на Бога.

Так прошло около трёх лет. Дима закончил школу, поступил в институт. Натянутые отношения с семьёй продолжались, но.... однажды вечером Дима пришёл из церкви и сел на софу напротив. «Я недостоин того, чтобы Бог любил меня, мама. Но Он любит меня, Он так сильно любит меня. – он расплакался. - Я смотрю на человека в инвалидной коляске, он проезжает каждый вечер по нашей улице,  и понимаю, что я мог бы быть на его месте, но я здоров и хожу своими ногами. Я видел вчера молодого человека, ему около 25 лет, а мама его возит в специальной коляске, а я... Как я мог так жить и не быть послушным Богу? Как я мог, мама? И тебя обижал с папой... Но знаешь, что? Он меня простил, потому что я молился и просил Его о прощении. И меня, такого бестолкового и недостойного, Он любит большой и сильной любовью.» 

Сын плакал, я плакала. 
Бесценные, неповторимые моменты маминого счастья...

Бог продолжает работать над моим сыном. Дима учится терпению и общению с родителями и с братьями. У него не всегда ещё получается, бывает, он срывается. Но я вижу, как он борется с собой, как работает над своим характером и как сложно ему даются преподанные Богом уроки. Дима ежедневно читает Библию, в машине у него диски с проповедями, которые он слушает. Но мы то с вами, взрослые люди знаем, как тяжело бороться с собственным «я», с грехом-привычкой.

Жизнь Димы продолжается. Он любит Бога и что самое главное, Бог любит его. Поэтому мой сын, превратившийся из подростка в крепкого красивого парня, сможет преобрести праведный характер, поэтому он растёт духовно, поэтому его связь с Богом не прекращается. 

Каждый из нас любим Богом. Несмотря на нашу грешную жизнь, несмотря на наши невыполненные перед Богом обещания, несмотря на нашу человеческую, слабую натуру. Какими бы мы ни были, Бог нас любит. Так и мы должны любить своих детей. Легко любить наших сладеньких зайчиков, ласточек и солнышек, когда они маленькие и относительно послушные, но когда дети взрослеют, во многих случаях, родительская любовь претерпевает метаморфозы. Но так не должно быть. Мы не можем закрывать глаза на грехи детей, иначе Бог может наказать нас, как Он наказал Илию за то, что тот не обуздывал своих нечестивых сыновей. Но наша любовь не должна становиться меньше и опираться исключительно на положительные качества сыновей и дочерей. Хорошо дети учатся или с трудом, получили они высшее образование или работают на низкооплачиваемой работе, здоровы или больны, послушны или непокорны, они наши дети. Они отличаются друг от друга, как листочки на ветвях большого дерева, нет ни одного похожего. Но они наши, родные и бесценные, и любить их, молиться о них наша обязанность. Несмотря на то, что все они такие разные!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Цену служения знает лишь Бог" - интервью с Ф.М.Мокан

"Цену служения знает лишь Бог" - интервью с Ф.М.Мокан

                Запретная тема или о чём мы должны говорить с нашими детьми.

Запретная тема или о чём мы должны говорить с нашими детьми.