Приветствую всех на авторском сайте писателя Натальи Гурмеза!Здесь вы можете найти информацию обо мне, моих книгах, а также знакомиться с моими  новыми статьями, рассказами и размышлениями! 

В русском магазине...

В русском магазине...

Эту зарисовку я написала примерно 12 лет назад, оказавшись случайным свидетелем разговора между двумя женщинами в магазине.

     Катя Михайлеску бродила по магазину и внимательно разглядывала товар на полках, особо внимательно приглядываясь к сроку годности. Таааак, гречку можно взять, даже две упаковки, муж любит и ещё хорошее в течении 2-х месяцев, а вот консервы рыбные просрочены, лучше их не трогать. И с хозяином магазина лучше не связываться, а то у него один ответ: «Не нравится, не приходи.» А что людям делать? Идут. Всем хочется колбаски, маслица, хлебушка своего, похожего на тот, что на родине вкушали. Это ничего, что вкус не совсем тот. Неважно, что и хлеб, и колбаса «Молдавская» и «Московская» своего, американского производства, да и масло подсолнечное не из Украины привезённое, а всего навсего из-под Нью-Йорка, как и консервы, и крупы, и прочий товар, разложенный на полках. Но этикетки написаны на русском, ходовом языке среди советских эммигрантов, и продавцы по русски говорят или по украински, кому как надо. Словом, люди приходящие сюда, чувствуют себя, как дома, как в бывшем советском продтоварном магазине. Конечно, частенько торты несвежие, прокисшие, и цены, прямо скажем, космические, но опять же, хозяин магазина – верующий, на богослужения ходит, иногда просроченное мороженое даёт бесплатно, если купить товар на 30 долларов, так что ничего, посещают люди магазин, оставляют денежки на кассе. Свой магазин, родной.
     Катя редко забегала сюда, но всё таки забегала, и колбаса вкуснее, и селёдочку можно купить, чего в американских магазинах днём с огнём не сыщешь по той простой причине, что не едят они селёдку.
     Прохаживается Катя по магазину, людей в это утреннее время маловато. Одна она и бродит по рядам и бубнит себе под нос: «Шалтай-Болтай сидел на стене, Шалтай-Болтай свалился во сне».

     - Простите, вы русская? – услышала она негромкий, смущённый голос, и тут же обернулась.
     - Не совсем, но говорю по русски.
     - Здравствуйте, меня зовут Лиля – молодая женщина, с явно выраженным русским круглым лицом на котором красовались испуганные глаза и вздёрнутый, чуть покрасневший, носик, несмело улыбалась Кате.
     – Я так рада, что встретила родного человека. Целый месяц не говорила ни с кем, кроме своей дочери.

     Катя механически, как многие в этой стране, улыбалась в ответ и открыто разглядывала Лилю.
     - Я – Катя. Чем могу быть полезна?

     - Катя, очень рада. Вы знаете, я только месяц назад приехала в Америку. Мне здесь всё незнакомо. Я вышла замуж за американца, по брачному объявлению. Я приехала месяц назад, мне всё так понравилось тут. Но знаете, Катя... - Лиля сделала паузу, и теперь покраснело всё её лицо, - можно Вам довериться? – И не дожидаясь ответа, продолжила.- Я не знаю, с кем можно поговорить. Стивен, это мой американский муж, через своих друзей узнал, что в этом городе есть русский магазин и привёз меня сюда. Он в машине ждёт, не захотел выйти, а дочь моя в школе сейчас, она в 9 классе учится. Вообще-то Стивен неплохой человек, но знаете, я ожидала большего. Он обещал мне столько всего: и дом большой, и сад с бассейном, а на самом деле... - Лицо Лизы побледнело и резко осунулось – Вы знаете, где мы живём? Никогда не поверите, на катере. Вы представляете, мы живём на катере, на воде, на заливе. Знаете такой маленький катер, с двумя малюсенькими каютками и кухней. Я утром отправляю дочь в школу, хорошо, хоть недалеко. Стивен помог, все документы оформили, с этим всё в порядке. Но вот мне что делать? Катя, у меня там была 2-х комнатная квартира, хорошая работа, друзья, а здесь? – Женщина говорила быстро, оглядываясь в сторону выхода. – Какой-то старый, потрёпанный катер. Там всё так грязно было. Я две недели его вычищала, пока в подобающий вид привела. Стивен такой довольный, вы бы видели. Друзей приводил, показывал всё, как на экскурсии. Я хоть английский не очень хорошо ещё знаю, но достаточно для того, чтобы понимать, что говорят обо мне. Расхваливал всё, хвастался, что ему с русской женой повезло. Вы не думайте, он хороший мужчина, вежливый, я конечно, привыкаю к нему пока, чужие ведь совсем. Но он и цветы мне дарит. И обещал мне, что теперь, когда он женился, и дом можно купить. До сих пор ему не нужен был дом, а сейчас с такой женой, как я... Но когда я вспоминаю своё первое впечатление...Этот катер меня убил просто, когда Стивен привёл нас на него. И всё только английская речь кругом - целый месяц. Я думала, что с ума сойду. Хорошо, хоть он понял, узнал у друзей адрес этого магазина. Я теперь всегда буду сюда приходить. А в этом городе есть ещё что-то русское? Может вы знаете русских адвокатов? Специалистов по бракоразводным процессам? Ой, Стивен выходит из машины. 
     Лиля снова покраснела, у неё мелко задрожали руки, как будто её застали за чем то запретным.

     - Да, сейчас времени нет больше поговорить, но я ещё сюда приду. До свидания.
     Она ринулась в сторону, забрасывая в корзину пачки, коробочки  всякие, не глядя на то, что она берёт. Потом подошла к кассе и в тот момент, когда высокий симпатичный американец с любопытством поглядывая вокруг, вошёл в магазин, Лиля уже расплатилась с хмурой продавщицей. Американец подошёл к жене, забрал у неё пакет с покупками и отворив дверь, пропустил её на улицу. Затем они сели в машину и уехали.
     А Катя принялась перебирать на полке пачки с печеньем, выбирая не просроченное, чтобы было с чем пить чай по утрам.

Да будут все едино...

Да будут все едино...

Вы рождены лишь от плоти или от Духа тоже?

Вы рождены лишь от плоти или от Духа тоже?