Приветствую всех на авторском сайте писателя Натальи Гурмеза!Здесь вы можете найти информацию обо мне, моих книгах, а также знакомиться с моими  новыми статьями, рассказами и размышлениями! 

Моя любовь к моему мужу...

Моя любовь к моему мужу...



Своих сыновей я люблю. И мужа люблю. Мужа я люблю не так, как сыновей.

Смотрю на молодых мам, которые качают своих малышей, обнимают их, целуют, тормошат и улыбаюсь печально и снисходительно. Печально, потому что я уже никогда не смогу покачать моих мальчиков на руках, не смогу прижать их к себе крепко-крепко, не смогу расцеловать щёчки и не отпускать, пока они сладко не уснут в моих объятиях. Снисходительно, потому что, каждая молодая мама думает, что любит своих малышей сильнее, чем другие мамы любят своих. Но могу вас заверить, что я люблю моих сыновей сильнее всех мам на свете. И если кто-то думает, что маленьких деток любят больше, чем взрослых, я рассмеюсь вам в лицо. Своих мальчиков, почти 30-летних, здоровых, высоких крепких мужчин я люблю так же сильно, как любила, когда они были малюсенькими и беспомощными комочками. И моя, мамина, любовь никогда не изменится.

Любовь к мужу не такая. Она должна менятся. Любовь к мужу не должна стоять на месте, иначе её можно приравнять к умершей любви.

Любовь к нему вошла в меня через глаза. Большая такая, как мне казалось, сильная и страстная любовь вошла в меня и... осталась. Спустя годы я понимаю, что не была она такой уж большой и сильной. Так, маленькая этакая, глупая, ничего не соображающая любовушка, потому что любовью то чувство, тридцать лет назад, сложно назвать. Но это я понимаю теперь, а тогда моя единственная любовь вошла в меня и обосновалась в моём сердце. Какое-то время она шуршала там, кряхтела, находила удобное место, проявляясь через слова, прикосновения, желание, потом как будто затаилась, растворилась где-то в неведомо-глубоком пространстве и я вдруг испугалась, а может её уже нет? А может её вообще не было? А может я себе просто всё придумала? Но так же нельзя жить... без любви нельзя жить... Всю жизнь? Без любви? Это же ад на земле...

Некоторое время внутри меня всё было тихо и страшно... но потом...

...не вдруг и не сразу я почувствовала какое-то движение. Оно не было стремительным и сокрушающим всё на своём пути, но иногда причиняло боль, то остро кололо, то глухо било и тогда я ёжилась. Тем не менее,  движение от сердца продолжалось неторопливо, но настойчиво. Было такое ощущение, как будто облака плывут под напором ветра... силу ветра не увидеть, но ветер заставляет двигаться облака... Я и не поняла сразу, что это такое...

А движение не останавливалось... сквозь слёзы обид, разочарования и злости, сквозь яростное желание развестись или бросить в него хрустальную вазу (хрустальную, потому что тяжёлая, а значит будет больнее), сквозь жгучую ревность и оскорбительное равнодушие, сквозь язвительный смех и упрямое молчание, сквозь громкий крик «Не трогай меня!» и умоляющий шёпот «Обними меня...», сквозь общие бессонные ночи от переживаний за сына в больнице и ночи необходимого для семьи одиночества, сквозь морщины на лбу и седину на висках, сквозь грязные от работы руки и выпитый кофе...

сквозь месяцы, дни и минуты, сквозь дожди, снега и жару лета, сквозь рассветы и закаты, сквозь переезды, дома и машины, сквозь футбольные мячи, книги и сирену скорой помощи, сквозь тридцать рождественских ёлок  в меня что-то просачивалось и просачивалось и я чувствовала, как  наполняюсь.

И оказалось, что это всё-таки любовь! Я понимаю, что это любовь! Я знаю, что это любовь! Любовь, которую я не могла бы дать ему сама! Любовь, которую я получила, чтобы отдавать! Эта любовь неумолимо движется во мне, и растёт, и ширится. Эта любовь наполняет меня и выливается в настойчивые молитвы «Господи, мой Боже, дай мне мудрости, смирения, послушания... мудрости, смирения, послушания... мудрости, смирения, послушания ему.» А настойчивые молитвы «Ему дай быть ближе к Тебе! Ближе к Тебе пусть будет он! Помоги ему приближаться к Тебе и становиться, как Ты!» вливаются в меня любовью.

Я наполняюсь, но я не заполнена до конца. Я не могу сказать, что любовь к нему достигла своего предела. Я не могу сказать, что люблю его каждой клеточкой тела, каждым нейроном мозга, каждым стуком сердца. Для роста моей любви ещё есть место, поэтому моя любовь не стоит на месте, она продолжает движение, чтобы заполнить меня до самых кончиков пальцев, до самого тончайшего трепещущего нерва, до незаметных колебаний воздуха возле губ, до самого последнего выдоха. Моя любовь продолжает расти не так высоко, глубоко и быстро, как мне хотелось бы, но она неразрывно связана с чувством принадлежности ему и становится крепче горячими молитвами: «Дай ему здоровье! Храни его для меня! Пусть он будет послушен Тебе."

Моя любовь к моему мужу...

 

Я никого не убил...

Я никого не убил...

Последний шаг...

Последний шаг...